Ольга Зелинская

Выпускница Сухумского художественного училища имени Чачба-Шервашидзе и Абхазского государственного университета на отделении изобразительного искусства, художник Ольга Зелинская владеет всем современным инструментарием компьютерной графики и 3D построений. Ее профессиональная биография вполне могла бы считаться состоявшейся как архитектора и мастера интерьера. Но, видимо, главное, что определяет ее творческую судьбу, гораздо шире и глубже поисков в области трехмерных композиционных решений.

Ольга Зелинская – цветология мифа

С первого взгляда работы Ольги завораживают. Со второго, более пристального, начинается скольжение-погружение, отдельные фрагменты сплетаются в узор, бесконечно далекий от механистичности и текстильного раппорта. Если и есть в этих работах ткань – то прихотливая ткань бытия, порой – практически бионика, органичное сочетание молекулярной структуры и угловато-плавной, выразительной формы.

Творческий силуэт хужожника Ольги Зелинской

Символические силуэтные портреты поражают своей ностальгической возвышенностью и красотой: чувственно выписанный женский стан, очаровательные, несколько удлинённые руки, вместо глаз прорези венецианских масок. Вокруг калейдоскоп цветных осколков, из которых зрителю предстоит собрать картину происходящего. Во многих работах мистического характера художник пишет неожиданно странную форму черепа, лицо без носа, ноздрей, рта. Всё это создаёт таинство символа, вовлекает зрителя в магический мир непостижимых вселенских цивилизаций.

Review by artist Evgeniya Sokolova

These huge yes shining from the very depth of the soul with internal fire, exuding joy or wonder, but always full of clear, obvious, tangible reflections. Reflections, thoughts, work of mind – that is wha stops, appeals involuntarily so it is not easy to tear yourself away. How could it be created? Because in fact, you see a mask – but the mask full of life, internal and hidden, and therefore even more dramatic, powerful, intriguing, irresistibly glamorous. Life of thought is a living operation of thinking and consists of minimal expressive means and maximal creative action.

Покров тайны Ольги Зелинской

Прихотливые изгибы своевольных прелестниц на холстах Ольги не отпускают, интригуют и манят, обещая Тайну. Загадку.
Сквозь вуаль тончайших лессировок зритель ныряет в тревожный омут ритмических орнаментальных форм. Полотна буквально расшиты драгоценными арабесками, пейсли, тамгами, рассыпанными с поистине абхазской щедростью.